Версия для слабовидящих
Карта сайта
рус
Меню
Главная / Новости

Александр Червяков рассказал «Рэспублiке» как будет развиваться экономика в ближайшей пятилетке

Принимая на прошлой неделе с докладом Премьер-министра, Президент поинтересовался итогами работы экономики за четыре месяца текущего года. Глава государства отметил, что анализ работы первого квартала уже был, при этом обратил внимание, что апрель в силу определенных обстоятельств, и очень серьезных для нашей экспортно ориентированной экономики, оказался непростым. Сергей Румас рассказал, что рассчитывает на постепенное восстановление пострадавших секторов экономики летом 2020 года. За счет чего произойдет восстановление и как будет развиваться экономика в ближайшей пятилетке — об этом в интервью «Р» рассказал министр экономики Александр Червяков.

Адаптация к новым условиям

— Недавно Совмин создал рабочую группу для разработки проекта Программы социально-экономического развития страны на 2021—2025 годы. Органы госуправления должны предоставить предложения по развитию подчиненных им организаций и курируемых видов деятельности на период до 2025 года. Какая концепция заложена в разрабатываемой программе социально-экономического развития на пятилетку? И какой будет страна к 2025 году?

— Несколько слов об организации работы. Во-первых, нам пришлось адаптировать алгоритм работы к изменившимся условиям. Ранее предполагалось, что одна большая рабочая группа будет рассматривать практически все вопросы, однако сегодня на уровне Минэкономики мы создали по каждому направлению специализированные подгруппы по 7—8 человек, в состав которых вошли эксперты в строго определенных областях.

Во-вторых, в связи с неопределенностью на внешних рынках мы получили согласие Главы государства сдвинуть сроки разработки проекта пятилетней программы.

В-третьих, меняющиеся условия заставили нас переосмыслить многие направления развития для Беларуси. В ситуации, когда страны закрывают границы, ограничено движение труда и капитала, когда рвутся выстроенные бизнес-связи, под риск остановки предприятий могут попасть многие отрасли. Поэтому ключевыми задачами в этот период становятся занятость и безопасность, на что неоднократно указывал Глава государства.

Что касается среднесрочных перспектив. Говоря про выход из коронавирусного кризиса, нужно понимать, что мы не вернем состояние «мир до кризиса», это в принципе невозможно. Уже сегодня изменяются финансовые потоки и владение активами — происходит их перераспределение. Кроме этого, ситуация на внешних рынках пока характеризуется неопределенностью. Выход из карантина основных наших торговых партнеров усиливает уверенность, что взаимная торговля возобновится и наша экономика постепенно будет восстанавливаться. Но хочу заметить, что поотраслевое восстановление будет неравномерным.

Для секторов, связанных с пассажирским транспортом, туристической деятельностью, общепитом, гостиничным бизнесом, эффект ограничений скажется в более длительной перспективе. В этих отраслях необходимо принимать технологические и технические решения по поддержанию условий безопасности. Например, в самолетах и в поездах.

А в целом, когда участие наших организаций в глобальных цепочках добавленной стоимости становится ограниченным, у нас есть два рычага. Первый — мы должны сориентировать предприятия на максимальную локализацию внутри страны, вовлекая их в новые межотраслевые цепочки. В этих условиях сочетание государственного заказа и конкурентности в его получении даст экономический импульс развития. И второй — формировать внутренний спрос, при этом балансируя экспортом. Он, несомненно, должен остаться в приоритете.

Для задействования таких рычагов необходимо совершенствовать систему планирования и прогнозирования. Ее цель — максимально вовлечь предприятия в кооперационные связи внутри страны, загрузить их работой.

Такие связи выстраиваются на основе моделей межотраслевых балансов. Именно они позволяют видеть и рассчитывать практически все отрасли, которые будут участвовать в процессах разработки и реализации того или иного крупного плана или программы. Причем их выбор должен приниматься исходя из трех критериев: они должны максимально увлекать работников, то есть иметь максимальную занятость, иметь максимальную локализацию на территории страны и иметь достаточно высокий экспортный потенциал.

Наглядным примером может служить программа развития агропромышленного комплекса, на который традиционно работают практически все сектора экономики — от машиностроения и до химической промышленности. АПК производит продукты питания: это решает задачу продовольственной безопасности и обеспечивает устойчивый экспорт. В то же время этот комплекс потребляет продукты химической отрасли, машины, оборудование, стимулирует работу транспорта — таким образом, в сочетании с другими отраслями он формирует более 20 процентов валового выпуска экономики.

Ставка на эффективность и инновации

— Что делать с предприятиями, которые уже в течение многих лет не могут эффективно работать и которым не помогает даже господдержка?

— В нынешних условиях алгоритм один — уходить в защитный период и санацию. Либо искать инвестора. Важно научиться закрывать старое производство, которое лишь вытягивает ресурсы, и открывать новое. Созданию новых производств взамен старых нам нужно уделить серьезное внимание.

Также в ближайшее время считаем необходимым разработать нормативный акт, обязывающий крупных производителей в число своих поставщиков включать малый и средний бизнес, который на конкурсной основе сможет обеспечить не менее 10—15 процентов поставок. И нам этот инструмент нужно активно применять, особенно в части импортозамещения. Тогда, с одной стороны, мы укрепляем наши малые производственные предприятия, создаем новые рабочие места. А с другой — обеспечиваем большую устойчивость крупных производств за счет того, что поставщиками становятся белорусские компании.

Параллельно укреплению традиционной промышленности мы активно работаем с НАН над созданием инновационных предприятий. Перед специальной рабочей группой, которую мы недавно создали и куда вошли представители бизнеса, научной среды и госорганов, стоит задача выявить проблемные вопросы, сдерживающие сегодня трансфер инноваций из академической среды в реальный сектор экономики. Мы еженедельно проводим встречи с учеными, знакомимся с проектами, которые у них есть, и изучаем проблематику, которая сдерживает этот трансмиссионный механизм внедрения новшеств. И видим, что многое упирается в вопросы финансирования.

Решить их, по нашему мнению, в условиях дефицита бюджетных средств могла бы коммерциализация научных разработок как нематериальных активов. Ведь ресурс, который создает белорусская академическая наука, да и другие исследовательские и конструкторские организации, огромен. Но коммерциализация технологий, интеллектуальной собственности, ноу-хау пока не стала серьезным источником пополнения нашего бюджета и значимой статьей экспорта. В то время как объем мирового рынка технологий сегодня более 3 триллионов долларов США, а рынка интеллектуальной собственности — более 5 триллионов долларов. И они растут с темпами более 4 процентов в год. Поэтому, имея такой потенциал, у нас есть шанс занять свое место в этой перспективной индустрии R&D-интенсивных и НМА-капиталоемких секторов экономики. Это то направление, которое, во-первых, за счет создания технологий и интеллектуальной собственности может увеличивать ВВП, а во-вторых, предоставить новые рабочие места в наукоемком секторе сферы услуг.

— Но для этого необходимо создать соответствующую инфраструктуру.

— Суть предлагаемого Минэкономики проекта в том, чтобы всю рыночную торговлю результатами научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, технологиями, ноу-хау и другими продуктами интеллектуальной собственности сконцентрировать на единой площадке финансового центра для R&D. Речь идет о создании торговой площадки нематериальными активами и привлечении инвестиций для обеспечения сделок на ней. Например, в виде размещения ценных бумаг — облигационных займов или акций.

Для создания такого центра необходимо развертывание специализированной трехуровневой инфраструктуры. Первый уровень — собственно инфраструктура, которая обеспечит увеличение производительности труда ученых и разработчиков, изобретателей и технологов и представит быстрый доступ к научно-исследовательскому контенту, базам данных, ресурсам и инструментам. Это значительно сократит государственные издержки и сроки реализации НИОКР. Второй уровень этого центра будет способствовать финансовому наполнению сделок. Здесь предусматриваются стандартные финансовые инструменты — секьюритизация нематериальных активов и генерируемых денежных потоков. Одновременно это обеспечит докапитализацию национальных богатств. Третий уровень — биржа нематериальных активов.

Мы полагаем, что инициатива по созданию финансового центра для R&D может стать базовым рынком для торговли нематериальными активами на пространстве ЕАЭС.

Более подробно – в сегодняшнем номере газеты «Рэспублiка»